Житель Оренбургской области рассказал о поездке добровольцем на Украину

Житель Оренбургской области рассказал о поездке добровольцем на Украину
Фото из личного архива А. Романова

Александр Романов работает заместителем главы Соль-Илецкого городского округа.

У него хорошая зарплата, крепкая семья – любимая супруга и три дочери, Марья, Дарья и Евгения, пяти, восьми и 11 лет. Но Александр поехал добровольцем на Украину. Потому что это был его долг, как мужчины, как гражданина России.

Журналист «МК в Оренбурге» пообщалась с Александром Ефремовичем. Одно дело -узнавать о спецоперации из интернета или из телевизионных новостей. И совершенно другое – от человека, который был там, лично. Знает, что там происходит на самом деле.

Во время беседы, когда Александр отвечал на вопросы, возникало ощущение застывшего времени. По долгу журналистской службы не раз приходилось общаться с ветеранами Великой Отечественной войны, участниками сражений. И вот сейчас твой современник, который моложе тебя, рассказывает о боевых действиях. Зло воспряло из пепла истории. Однако к финальной части интервью сама собой укрепилась вера – победа будет за нами! Как тогда, 75 лет назад. Потому что у нас есть такие парни, как Александр Романов.

- Александр, вы занимаете такую должность. У вас семья, дочки. Что заставило вас участвовать в качестве добровольца в спецоперации на Украине?

- Там гибли наши земляки. Я, как заместитель главы городского округа, сам приносил похоронки родным. Встречал спецборты. Мы похоронили шестерых ребят! Я понял, надо что-то делать. Нельзя просто перебирать бумаги, когда мальчишки работают. Я пошел в военкомат. Написал заявление – хочу вступить в ряды добровольцев. Руководство сначала отпускать не хотело, отговаривали. Но потом смирились: «Саш, мы тебя не отговорим. Возвращайся!».

- Что сказали родные?

- Отец сказал, чтобы я поговорил с мамой. Матушка говорит: «Ты драки никогда не боялся, иди! Но - возвращайся. Жену пришлось немного обмануть. Сказал, что поеду на Донбасс раздавать гуманитарную помощь в госпитале. От детей правду скрыл - сказал, что еду на север на вахту. Они мне целый список написали, точнее, нарисовали, что им привезти. Привез! (улыбается).

- Прежде чем попасть на передовую, вы проходили какую-то подготовку?

- Да! В казачьих лагерях проходили подготовку в течение пяти дней.

- А сколько человек было, добровольцев?

- Нас было 65 человек, разных возрастов. Самому молодому - 20 лет, а самому возрастному с позывным «Батя» 62 года.

- Ну сейчас, наверное, самый трудно формулируемый вопрос - что там было?

- Выполняли главные задачи для достижения целей спецоперации - денацификация. Например, зачищали село Александровка. Нужно было взять высоту. Я и 19 моих пацанов. Все оренбургские ребятишки наши. Пошли в атаку. Случилось так, что мы вчетвером остались в окружении. И два часа вели бой. На момент корректировки огня и работы артиллерии я получил пулевое ранение в левое плечо. Было ощущение, как будто ударили черенком от лопаты сильно-сильно. Мне повезло, что пуля вошла в мягкие ткани. И жизненно важные органы не повредила.

В срочном порядке эвакуировали. Там, на месте, остались четверо парней. Из нашего укрепрайона я направил на высоту восьмерых ребят, из ДНР, чтобы вытащили пацанов. Удалось! И слава Богу, мы никого в тот день не потеряли. Трое были ранены - я и еще двое ребят из Оренбурга. Я с пулевым ранением, они с осколочными.

Нас отправили в госпиталь Донецка. У меня извлекли пулю. Все обработали и отправили на лечение. Через три дня мы были в Ростове, где я провел порядка трех недель. Затем отправили в Москву в госпиталь Бурденко. Реабилитацию проходил в Караваевой роще.

А. Романов - первый слева

- Как местное население относится к нашим воинам?

- Очень положительно! Фактов мародерства с нашей стороны я не наблюдал. Мирное население идет на контакт. Всячески пытались помочь. Горяченького поесть предлагали, чайку попить. И каждый раз, когда заходили в очередной населенный пункт, нас встречали с радостью. Никакого негатива! Говорили: «Слава Богу, вы пришли!».

- Какое настроение у наших ребят?

- Настроение боевое. Я скажу за оренбургских – они очень сильны духом! Они шли вперед, и отлично выполняли поставленные задачи. 20 июля был бой. Мы отработали там хорошо. Я пулеметный расчет «потушил». Наш боец в позывным «Зеленый» хорошо работал из РПГ по позициям врага. С «мухи» работал. Два часа держали оборону, чтобы выйти к своим.

- В каких условиях вы там жили?

- В боевых. Под открытым небом. Ночевали в спальных мешках. На свежем воздухе! Нам помогали волонтеры. Пайки были хорошие. Каждый день нам их выдавали. Воду всегда можно было найти. Кипятили, фильтровали.

- Какие цели вы ставили перед собой?

- Максимально помочь нашим ребятам! Ведь там были контрактники, которым только исполнилось 20 лет. Только контрактники! Срочников там нет! Так вот, у меня жена, трое детей. Я после себя след оставил. А вот эти мальчишки. Они ничего еще не успели. И не дай Бог, что с ними произойдет… Мы пришли помочь!

- Честно – страшно было?

- Честно признаюсь, страшно стало только тогда, когда вернулся домой. Утром проснулся дома у родителей и понял, что, оказывается, было страшно. Как будто что-то отпустило.

- Что сказала жена, когда узнала, что вы вовсе не с гуманитарной миссией ездили на Украину?

- Жена узнала о моем ранении спустя полтора месяца. Пришлось признаться… Ну, говорит, руки-ноги на месте, глаза видят и ладно. Прорвемся!

- Что запомнилось особенно?

- Как храпели ночью (смеется). Я в наряд заступаю. Тихо в лесу… И начинается. То тут, то там… Сам спать ложусь. Мне с утра ребята говорят: «Мамай, ну ты храпишь! Мы думали, что медведь пришел!». Помню, как картошку жарили. Паек пайком. А иногда хотелось чего-то домашнего. И вот мы вскрыли цинк, в котором боеприпасы хранятся, протерли, нарезали туда картошечки и жарили на костре. Ребята все довольные! Запах жареной картошки с белыми грибами! Как дома! И на всю жизнь мне запомнилось украинское небо. Красивое небо! Очень красивая природа! Земля богатая. Чернозем такой, что кажется – воткни палку, и она через неделю зацветет.

- Какое оно, лицо врага? Это такой же человек, только с другими убеждениями?

- Все мы, как говорится, твари Божии. Да, это такой же человек. Две руки, две ноги. Но это враг! Это человек, который убивает других людей, насилует женщин, режет детей. Как писал Константин Симонов: «Не любви, не тоски, ни жалости…». Очень много наркоманов! Когда мы позиции занимали, видели там шприцы, препараты, таблетки. Одурманенные люди! Страшно…

- Они в плен сдавались?

- Да. Но у каждого одна и та же история: я был поваром или музыкантом. Никого не убивал. Только у всех почему-то нацистская символика на теле. Мы с ними особе не разговаривали, сдавали их соответствующим органам.

- Что пожелаете тем, кто так же, как и вы, пойдет добровольцем?

- Верить себя и своих товарищей! И верить в Бога! Не бывает атеистов в окопах под огнем! С нами и мусульмане служили и иудеи. Были агностики, которые ни во что не верили, но в итоге все равно пришли к тому, что за нами сверху наблюдают высшие силы.

- Александр, ваш отец служил в милиции, возглавлял милицию Оренбургской области. Вы видели себя продолжателем династии?

- Нет. Я хотел быть фермером. Не знаю, почему (смеется). С детства хотел! В милицию не пошел. Отучился в Московской финансово-промышленной академии (специальность «Менеджмент, управление персоналом»). Потому отслужил в армии. Служил в отряде специального назначения «Витязь». Так что всегда был готов служить Отечеству.

Работал в специальном представительстве Республики Саха-Якутия при правительстве Российской Федерации. Отработал почти четыре года и вернулся в Оренбургскую область. Решил остаться здесь, потому что полюбил Оренбуржье. Здесь зима – это зима, лето, как лето. Прикипел душой!

P.S. Александр Романов вернулся к своим должностным обязанностям. Он живет для своей семьи и малой родины. Верит в себя, страну и Победу!

 

Что еще почитать

В регионах

Новости региона

Все новости

Новости

Самое читаемое

Популярно в соцсетях

Автовзгляд

Womanhit

Охотники.ру