Переселение: мифы и реальность

По информации управления жилищной политики Оренбурга, возводится 15 объектов для переселения

12.10.2016 в 09:00, просмотров: 2030

Тема строительства жилья по программе переселения из ветхого и аварийного жилья все реже появляется в новостных лентах. Все стало хорошо или нет выхода из заколдованного круга? 
Волна негативной информации о строительстве жилья для переселенцев накрыла Оренбург в конце 2015 - начале 2016 года. Стало складываться впечатление - все очень плохо, строится не так и не там. 
По информации управления жилищной политики Оренбурга, возводится 15 объектов для переселения. В основном это небольшие дома по 20 - 60 квартир. И только ИСК «Оренбургстрой» возводит дом в престижном 20-м микрорайоне, где сразу 537 квартир отдается под программу переселения. И это абсолютный рекорд.
Детально разобравшись в вопросе, понимаешь - пена бурлит вокруг нескольких объектов, доля которых в общем строительстве по государственной программе составляет менее трети. Но бурный интерес вызывает именно то, что негативно: нечестно полученные подряды на строительство, негодные материалы, увод денег со счетов компаний в оффшоры, нарушение технологий. 
Разобраться в ворохе действительности и домыслов помогают эксперты - Андрей Хавилов, руководитель ИСК «Оренбургстрой», депутат Оренбургского городского Совета, и Дмитрий Болдырев, эксперт в размещении заказов на строительные подряды.
- Андрей Владимирович, ваша компания ввязалась в программу по переселению недавно и сразу по-крупному. Как решились?
- В непростых экономических условиях пришлось делать выбор: или сохранить коллектив и загрузить работой смежников, или сокращаться. 
Программа по переселению из ветхого и аварийного жилья обросла скандалами. Компания «Оренбургстрой» очень дорожит репутацией, и потому решение было непростым. Да, это гарантированный объем работы. Да, это улучшение жилищных условий тысяч оренбуржцев, среди которых немало проживает на избирательном округе №15, и они доверили мне представлять их интересы в Оренбургском городском Совете. Но это и большая ответственность, потому что деньги на строительство выделяются бюджетные и весьма в ограниченном объеме.
- Говорят, вы воспользовались депутатским мандатом при получении контракта на строительство?
- Говорят те, кто не знает и не хочет знать правду. «Оренбургстрой» подал документы на участие в 2015 году, когда я еще не был депутатом Оренбургского городского Совета. Мы были единственными участниками аукциона. Цена, которую платит государство, - 29 230 рублей за квадратный метр - крайне низкая. Контроль со стороны надзорных органов жесткий. Заработать здесь легко не получится. 
- Что строите для переселенцев?
- Почти половину всего строящегося по программе переселения жилья в Оренбурге возводит «Оренбургстрой», сейчас 537 квартир в 20-м микрорайоне. Отдаем самые ликвидные - площадью от 27 до 50 квадратов. Они сейчас и раскупаются гораздо лучше. Для участников программы нужны именно небольшие площади, поскольку чаще всего люди живут в коммуналках или в бараках. 
С муниципалитетом заключен договор долевого участия. Строим дом, и часть квартир предназначена для переселения, часть на продажу. Только так и можно уложиться в цену контракта при выполнении жестких требований к качеству и срокам. 
- Большие проблемы у некоторых застройщиков со сроками, с качеством выполнения работ, применяемых материалов. Почему?
- Причины в каждом случае индивидуальные. Присоединение к сетям небольшого двух-трехэтажного дома - это практически такие же расходы, как и по дому в сотни квартир. Расходы на проектирование, госэкспертизу... Чтобы не прогореть, строительная организация должна экономить. Отсюда промерзающие стены, безобразная отделка, бумажные двери.
- Как это бумажные двери?
- В прямом смысле - бумажные. У них ребра жесткости изготовлены из картона.
- А в домах «Оренбургстроя» двери железные, стены толстые?
- Абсолютно. Строить большой дом экономически целесообразнее. На поставку дверей мы договаривались напрямую с заводом-изготовителем. Поставлять 20 дверей он не будет. Во всех квартирах смонтированы натяжные потолки. Радиаторы отопления недешевые. Поставщики идут на скидки, мы укладываемся в смету, а новоселы получают квартиры с хорошей отделкой и наполнением. Причем практически все материалы и оборудование применяются российские.
Владимир Владимирович Путин сказал на одном из совещаний по переселению: «Это наша принципиальная задача и обязанность - скорее вытащить людей из этих трущоб». Мы стараемся выполнить поручения президента.
- Дмитрий Николаевич, с позиции общественников к кому есть претензии?
- Ситуацию со строительством жилья для переселения из ветхого и аварийного жилья представители общественности держат на контроле с зимы 2015 года постоянно. Часто выезжаем на совместные проверки с прокуратурой города. Это эффективно.
Нарушения чаще всего касаются сроков производства работ. Застройщики не всегда используют полученные в рамках государственного контракта средства по назначению. Кто-то начинает на них строить коммерческое жилье, чтобы продать, а уж вырученные деньги направить на исполнение контракта. Кто-то и вовсе уводит деньги из страны. К счастью, таких мошенников среди оренбургских строителей единицы. В основном строят в срок и с минимальными замечаниями, которые быстро устраняются. Есть организации, например, к которым и вовсе никогда не возникало претензий. Так, много квартир без проблем сейчас строится в доме на Транспортной.
- Можно изменить ситуацию?
- На мой взгляд, необходимо продолжать усовершенствование законодательства о госзакупках, в том числе ввести обеспечение гарантийных обязательств. Это позволит повысить качество строительства. Есть оренбургские организации, для которых строительство с нарушением всех мыслимых сроков и норм качества уже вошло в привычку за последние годы. При этом они опять и опять получают региональные и муниципальные контракты. На рынке, где задействованы бюджетные средства, должны остаться только безупречные игроки, а остальные пусть занимаются коммерческим строительством.