Внешний вид Оренбурга портят незаконные граффити

Внешний вид Оренбурга портят незаконные граффити
Елена Анифатьева

В общественных местах Оренбурга появляются незаконные граффити

Оренбург. Степная Пальмира. Столица целинного края. Каких только эпитетов не применяют к нашему городу. Всего каких-то пять лет назад его сравнивали с приморским курортным местечком – чисто, спокойно, много цветов, скульптурных композиций.

В последнее время на курорт Оренбург не тянет. Да и спокойным его назвать можно с натяжкой. И дело вовсе даже не в сменяющихся в последнее время мэрах. Конечно, от властей очень многое зависит. Но есть у внешнего облика Пальмиры и изнаночная сторона.

Инопланетное граффити

В минувшем году в областном центре разгорелись нешуточные страсти по поводу установки так называемых «умных» остановок. Деньги за один павильон немалые – два с половиной миллиона рублей. Сколько не сражались с конструкциями блогеры, остановочные пункты с интерактивными картами и USB-портами появились на одной из главных магистралей Оренбурга.

Обновились пункты конструкциями попроще и подешевле и в других районах.

Деньги потрачены, остановка на благо населения (по версии властей) стоит. Однако у кого-то проснулась фантазия и зачесались руки. Вероятно, показалось, что остановки не достаточно «умные» и не достаточно «красивые». Самородки из народа решили исправить эти недочеты и расписали павильоны какими-то непонятными иероглифами, или им одним известным инопланетным алфавитом. Эстетики городскому имуществу художества не добавили. Равно как и познавательных целей авторы граффити не достигли.

Подобные черные надписи появились на лавочках в виде букв на Чкалова. Сам по себе замысел – огромный пестрый алфавит, выросший вдруг и смотрящийся чем-то инородным на фоне девятиэтажек, с самого своего появления вызывает массу вопросов у обитателей района. А тут еще и черное граффити практически на всем ансамбле. Архитектурное излишество, «облагороженное» художниками-самоучками, превратилось в антидостопримечательность.

Коммунальные службы надписи, вероятно, принимают как должное и даже не пытаются их отчистить. Наверное, финансы в бюджете на устранение последствий актов вандализма не предусмотрены.

И вот тут возникает масса вопросов, которые хочется адресовать прежде всего авторам надписей – что ими двигало? Зачем нужно было портить государственное имущество? И что хотели сказать господа вандалы своими посланиями в «стиле аниме» (специалисты по заборным надписям именно так охарактеризовали это явление)? Какое отношение имеет все это к остановкам и дворовому декору? Или таким образом граждане пытаются донести до властей, что умные остановки и лавочки в форме букв им не нужны?

И вопрос к властям – ищут ли авторов черных надписей? Сейчас в городе, особенно в центре, достаточно камер видеонаблюдения, чтобы вычислить нарушителей.

Руки чешутся?

Что движет людьми, которые рисуют на остановках, на стенах подъездов, заливают краской памятники? Или, того хуже, пытаются что-нибудь уничтожить в городской среде?

В сентябре прошлого года неизвестные разрезали баннер на театре музыкальной комедии. Деяние попало на камеру видеонаблюдения. Два юных оренбуржца спокойно наносили ущерб бюджету культурного учреждения.

Довольно долго длилась история со скульптурой ученого кота, расположившегося под старым дубом напротив драмтеатра. Изначально животное было в очках. Но через некоторое время аксессуар исчез. Пришлось надеть на кошачью морду новые очки. Но и они испарились. И авторы скульптуры решили отказаться от детали. Дороговато обходилась городу «ученость» персонажа.

Изувеченные лавочки по всему городу тоже его не красят и многое говорят об умственных способностях тех, кто прикладывает к этому руку, а то и ногу.

Баллончики с краской и масса свободного времени. Вот слагаемые успешно созданного граффити на бесконечном пространстве какого-нибудь забора. Например, машзаводского. И ладно, если рисунок красивый, эстетически вписывающийся в контекст окружающего пространства. Но по большому счету это надписи либо нецензурные, либо любовные послания. Либо просто «каляки-баляки».

Высказать свою общественную позицию с помощью баллончика можно и на стене долгостроя. Раз просто стоит, почему бы не украсить лозунгом типа «Цой жив»?

В Санкт-Петербурге есть целая команда художников – создателей граффити. Но их произведения украшают город. Оренбуржцы же просто хулиганят.

Двери подъездов, испещренные следами чьих-то ног, перевернутые урны. Ребята, у вас реально руки (и ноги) чешутся, что вы позволяете себе такие выходки?

Недавно попался на глаза пост в одной из социальных сетей. Кто-то из пользователей просил привести в порядок площадку во дворе дома. Мол, и лавочки поломаны и от качелей одни запчасти… Зацепил не столько этот текст, сколько комментарий ниже: «Что вы ноете? Ну сделают… А потом придут великовозрастные «детки» и все сломают. Бесполезно это! Когда будет культура поведения в общественном месте, тогда можно будет делать. А то отремонтируют, деньги выкинут, но все равно же сломают!»

Все равно сломают… И так уверенно. И в этом есть солидная доля истины. Одни строят, другие ломают. Не потому, что надо. А потому, что просто хочется. Душа просит!

Проблема родом из 90-х

В поисках истины и ответа на вопрос: «Почему ломают?» – на просторах Всемирной сети набрела на несколько любопытных психологических материалов, из которых можно сделать выводы и найти ответ на заданную тему.

Почему нынешняя молодежь, подростки, склонны к вандализму? Потому что, по мнению психологов, в воспитании в большинстве случаев отсутствует созидательный элемент. Ребенок, воспитанный на интернет-играх, не умеющий что-либо делать сам, гораздо легче пнет ногой слепленного кем-то снеговика, чем тот, которого с малых ногтей приучали уважать свой, а следовательно, и чужой труд.

А вот выдержка из «Дзена»: «…Началось это в девяностых. В советское время подростки не ломали, а, напротив, активно делали полезные элементы городского благоустройства. Вот здесь и кроется первый корневой отросток проблемы: не хочется рушить то, что делаешь своими руками, а если ничего не делаешь, то и ценности труда не понимаешь.

Советские подростки начинали ценить чужой труд, лишь поняв, насколько он сложен. Взрослеющих детей активно привлекали к труду на благо всего общества. Сначала (в сороковые-пятидесятые) из-за нехватки рабочих рук, а затем, вплоть до восьмидесятых-девяностых, в качестве воспитательного приема.

И подростки результатами своего труда гордились!

Неразбериха девяностых внесла большие изменения в воспитательную систему, а в нулевых-десятых годах 21-го века школьников вообще оградили от общественно-полезных занятий, объявив это «незаконным использованием детского труда».

Подростки прекратили трудиться, как результат – перестали уважать результаты чужого труда. Но это далеко не все.

Второй источник проблемы: досуг современных подростков не организован, нет путей позитивного выхода энергии».

Интересные наблюдения, не правда ли? Они, как недостающие кусочки пазла, открывают истинный взгляд на объективную реальность.

P. S.

Из всего вышеизложенного можно сделать следующий вывод (ну и пусть в автора летят тапки!): в том, что Оренбург перестал создавать впечатление цветущей курортной зоны, виноваты не только чиновники и коммунальные службы.

Сами граждане, особенно молодые и энергичные, должны уважать свою малую родину. И соблюдать элементарные правила поведения цивилизованных людей: не расписывать остановки невероятными иероглифами, не расставлять у лавочек батареи пустых бутылок, а доносить их до урн. Не засорять асфальт шелухой от семечек. Не устраивать туалет в общественных местах. Не развешивать объявления на столбах. Убирать за домашними питомцами. И тогда мы сами не заметим, как город заметно похорошеет. Ведь недаром еще с советских времен существует лозунг: «Чисто не там, где убирают, а там, где не сорят».

«МК в Оренбурге» еще не раз вывернет родной город наизнанку. Следите за нашими публикациями. И соблюдайте чистоту!

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №32 от 12 августа 2020

Заголовок в газете: Город наизнанку