В Оренбуржье с низкой явкой и нарушениями на участках прошел Единый день голосования

В Оренбуржье с низкой явкой и нарушениями на участках прошел Единый день голосования
Елена Анифатьева

В Оренбуржье прошел Единый день голосования

Выборы. В советское время этот день воспринимался как праздник. Люди надевали красивые вещи, брали с собой детей и отправлялись изъявлять свою волю. Традиции тех времен сохранялись до недавнего времени – работали буфеты, выкладывалась выпечка, деликатесы. Covid-19 внес свои коррективы. Никакой торговли. Все по протоколу и СанПиН… Но дело даже не в этом. Не хотят люди изъявлять волю. Пассивно относится общество к гражданскому долгу. Мол, все уже решили за нас, что зря напрягаться? Такая позиция у 90 % опрошенных журналистами «МК в Оренбурге». А еще не знает народ, кому доверяет свою судьбу. С агитацией все как-то неактивно. И скандалы на участках электорат оттолкнули…

Заявлений мало, бюллетеней много

В Оренбурге, на избирательном участке № 945, расположенном на базе второго корпуса школы № 79 на улице Сергея Лазо, произошел инцидент.

Приехавшие на место голосования наблюдатели не смогли получить доступ к сейфу с результатами досрочного голосования. В течение трех часов представители общественности ждали, что им откроют сейф. Они должны были проверить его содержание и сравнить количество поданных заявлений на досрочное голосование с количеством заполненных бюллетеней. Однако на требование открыть сейф на участке ответили отказом. Независимые наблюдатели считают случившееся возможным нарушением. Обстоятельства события уточняются. Представители УИК на телефонные звонки не отвечали.

Позже выяснилось, что нарушение имело место. Причем грубейшее! Вместо 89 бюллетеней, по фактическому количеству заявок на досрочное голосование, в сейфе оказалось 174! Для разбирательства были привлечены правоохранительные органы. Заявление о факте нарушения полиция приняла.

В городской избирательной комиссии инцидент прокомментировали:

– Пришла толпа, шумели, поэтому сейф не открыли. Им ответили, что откроют только членам комиссии правосовещательного голоса и наблюдателям. Потом вызвали городскую избирательную комиссию, мы выехали. В присутствии тех лиц, которые имеют право доступа к избирательной документации, а это члены комиссии правосовещательного голоса политических партий, вскрыли сейф, составили акт на соответствие заявлений, списков избирателей и конвертов. Они не соответствовали.

Избирательная комиссия в срочном порядке собрала совещание. Нарушение зафиксировали. И со 2-го по 10 сентября признали все бюллетени на этом участке недействительными. Председателя УИК, которая упорно не хотела давать доступ к сейфу, от работы отстранили, главным назначили зама.

Замечания от наблюдателей были и раньше, признает председатель оренбургской избирательной комиссии Александр Вадин. Но это был вопиющий случай грубого нарушения законодательства.

И тишина…

В Единый день голосования явка на избирательные участки оказалась очень низкой, около 22 %. Это очень негативный показатель, даже с учетом того, что голосовали несколько дней, в том числе дистанционно.

Судя по постам в соцсетях, одной из составляющих неприхода на участки стала неосведомленность народа о кандидатах. По большому счету люди не знали, за кого голосовать.

– Кто эти люди, чьи фамилии написаны в бюллетене? Почему я должна их выбирать? – делится одна из потенциальных избирательниц. – Раньше агитация была налажена по-человечески. То и дело по телевизору показывали будущих депутатов. По радио. А сейчас пара баннеров на улице. Ну кое-кто газеты в почтовые ящики кинул. В основном в интернете о себе рассказывают. Но не все сидят днями и ночами в соцсетях!

Здесь возникает вопрос к министерству информационной политики – у нас вообще медиапространство отсутствует? Или для кандидатов в депутаты ТВ и радио теперь стали дорогим удовольствием? И лучше по примеру и. о. главы ведомства – доносить свои идеи до народа через соцсети?

Те, кто все-таки дошел до участков, в основном ориентировались на партии. Были и такие, кто голосовал по принципу: «Так не доставайся ты никому!», ставили галочку наобум.

Избирательная кампания оказалась одной из самых провальных. Кроме того, не везде соблюдались санитарно-эпидемиологические правила. То масок нет, то перчаток. Где-то мерили температуру на входе, где-то нет. В центре города, в одном из ДК гражданину не предоставили маску, перчатки, не говоря уже про одноразовую ручку.

Организацию выборов на местном уровне население считает очень плохой. Особенно по сравнению с июльским голосованием. Но то была вся страна, а тут вроде как уровень другой. Можно и снизить планки.

Очевидцы в соцсетях делятся информацией о том, что где-то были зафиксированы нарушения, связанные с вбросами.

Пассивный электорат

Избирательные комиссии и областного, и территориального уровня признали, что это были очень трудные выборы. Что повлияло на явку, неизвестно.

Одной из составляющих председатели избиркомов отметили низкую информированность населения о кандидатах.

– Более 200 звонков поступило к нам с просьбой рассказать о тех, за кого голосовать, – посетовал председатель избирательной комиссии Оренбурга Александр Вадин. – Кандидат должен привлекать электорат, быть открытым для народа…

Тенденцию всеобщей неосведомленности отметил и председатель областного избиркома Александр Нальвадов. Особенно пассивным в плане голосования оказался Орск. Там явка составила чуть больше 12 %.

Что касается победы почти во всех округах представителей партии власти, то это тоже объяснили. «Единая Россия» выдвигает большое число кандидатов. Т. е. активно поддерживает свой статус у руля.

Правда, есть и в области, и в Оренбурге участки, где другие фракции набрали больше голосов, чем «Единая Россия». Например, 19-й округ. Там лидерство за «Справедливой Россией».

– У каждого района Оренбурга есть свои фавориты, – комментирует Александр Вадин. – Новые микрорайоны, такие как «Звездный», голосуют за «СР», Дзержинский и Промышленный отдают предпочтение ЛДПР. Центральный и Ленинский – КПРФ.

Опросы и мониторинг ситуации с явкой также показали, что в основном на участки пришли бюджетники, которым вменили участие в выборах в обязанности, и пенсионеры. Последние принимают активное участие в общественной жизни по старой памяти. Раньше партия говорила «надо!», и люди шли выбирать светлое будущее. Получается, что из 1 000 человек, проживающих на территории одного участка, свою волю изъявили только 300. Вопрос: а где остальные 700? Ведь это, по большому счету, активная часть населения. И вот тут сам собой напрашивается очень нехороший вывод – людям просто все равно! Начиная с 90-х в обществе назрело твердое убеждение, что за него все решили. И тут голосуй, не голосуй… Вот вам и пассивность. Отсутствие информации – это одна составляющая. А другая – отстраненность от политического процесса. Пусть другие решают проблемы региона. Мне все равно, ведь за меня выбор сделали…

Один из кандидатов, находясь на участке и наблюдая пустоту зала и ничтожно малое количество отмеченных бюллетеней, сказал: «И зачем мне оставаться в городе, в котором всем все «по барабану»?»

Может, из-за этой пассивности мы никак не обретем четкий вектор и не выберемся в лидеры по качеству жизни? Потому что «по барабану»? Проголосовали бы дружно, и картина бы другой была… Живут же соседние регионы. И явка там высокая. Потому что общественная позиция тоже высокая.

Как бы то ни было, электорат свои ставки сделал. Пассивно, но проголосовал. Посмотрим, насколько активными в исполнении наказов окажутся депутаты.

И еще нюанс… Для выборов в Оренбурге было приобретено шесть тысяч одноразовых ручек. На многих участках избирателям их даже не предложили… Но это уже другая история.

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №37 от 16 сентября 2020

Заголовок в газете: Электорат выбор сделал