16+

Театр онлайн

26 марта 2014 в 22:03, просмотров: 489

В преддверии Всемирного дня театра, который отмечается 27 марта, мы беседуем с Рифкатом Исрафиловым, художественным руководителем Оренбургского государственного областного драматического театра им. М. Горького, народным артистом РФ.

Театр онлайн
«В спектакле «Блэз» с нескольких видеокамер транслируется происходящее на сцене, за кулисами и в зрительном зале».

— Рифкат Вакилович, Оренбургский драмтеатр существует с 1856 года. Это достаточно большой срок. Что изменилось за это время?

— Время всегда корректирует все, что происходит в мире. Но театр всегда был и останется «живым» искусством. Все, что происходит на сцене — это настоящая жизнь. Театр должен правдоподобно отражать проблемы общества. И не важно, какая эпоха сейчас, какие проблемы в мире, меняется лишь форма представления, но содержание остается глубинным.

Театр начинается с... Интернета

— Станиславский говорил: «Театр начинается с вешалки», а теперь, наверное, можно сказать, что «театр начинается с Интернета»?

— Мы стараемся идти в ногу со временем, у драматического театра есть свой сайт и группы в социальных сетях. Интернет — это современный ресурс, в котором идет продажа билетов, публикуются анонсы спектаклей. Это мощный инструмент в сегодняшнем мире. На просторах Интернета мы встречаем такие глубокие отзывы о наших спектаклях. Например, недавно получили комментарий о спектакле «Северный ветер» в одной из социальных сетей. Было видно, что молодой человек проникся постановкой и написал очень качественную рецензию. Театр не может существовать сам по себе, мы не можем отгородиться и от всего, что происходит, и говорить, что за стенами другой мир. Все взаимосвязано. И очень приятно, что в Интернете мы находим такие замечательные отзывы от молодого поколения.

— Получается, молодежь любит театр и часто приходит к вам?

— Возьмем «А зори здесь тихие…». Спектакль идет уже более восьми лет. Мы сыграли 106 представлений, их посетило 37 тысяч зрителей. И каждый раз — аншлаги! Это говорит о чем-то? Молодежи на спектаклях становится все больше и больше. И они плачут вместе с артистами.

— А спектакли делятся на молодежные и для более зрелой публики? — Есть постановки, которые интересны в большей степени той или иной аудитории. Молодые люди любят ходить на «Северный ветер», «Примадонны», «Вестсайдскую историю» или «Блэз», а более старшее поколение предпочитает «Милых людей» Шукшина, «Чайку» А.П. Чехова, а также постановки «Васса Железнова и ее дети» и «Раба своего возлюбленного».

— У театра, наверное, есть и постоянные поклонники, которые ходят на все премьеры?

— Да, во всех городах есть три-четыре процента людей, которые не могут жить без театра. Это наши постоянные гости. Они смотрят постановки по нескольку раз, мы знакомы с ними лично.

— Запросы у публики тоже меняются?

— Духовные потребности аудитории становятся все выше и выше. Сегодняшний зритель располагает большими объемами информации. Он ищет во Всемирной паутине лучшие произведения, читает отзывы, знает о новых постановках в Москве и Санкт-Петербурге, некоторые даже посещали театры других городов. Поэтому нам тоже нельзя отставать от столичных театров. В целом растет более строгий запрос к настоящему творчеству.

— Репертуар постоянно обновляется. И это очень заметно.

— В нашей афише сейчас более 14 названий. Вообще в любое время театру нужно поддерживать репертуар, в котором есть от 10 до 20 постановок различного жанра, чтобы быть интересными разному зрителю. Есть спектакли, которые существуют уже более десяти лет, и продолжают собирать аншлаги. Обновленный спектакль «Капитанская дочка», например. Это своеобразный «бренд» Оренбуржья, это история нашего края. В постановке используются современные декорации и спецэффекты.

Каждое время рождает своих Ричардов

— Если говорить о спецэффектах. Вы привносите в постановки по классическим произведениям нотку современности?

— Если этого требует замысел художника, конечно. Достижения прогресса используются как оформление спектакля. Взять, к примеру, «Ричарда III» В. Шекспира. Среди декораций есть турникет, подобный тому, который устанавливается, например, в аэропортах. В постановке задействован еще и телевизор. Было ли это в те времена? Естественно, нет. А в нашей постановке все это есть. Все потому, что каждое время рождает своих Ричардов. Это и грузино-абхазский конфликт и Саакашвили, а также разрушительные силы Б. Ельцина. Времена меняются, а проблемы остаются, только становятся еще острее. Другой спектакль, который актуален сквозь время — это «Три сестры» А.П. Чехова. Дом Прозорова — это образ России, который проходит через года. Или наболевшая проблема «Не делай добра, не получишь зла», которая нашла свое воплощение в спектакле «Северный ветер». Не важно, какое произведение взято в основу спектакля — российское или зарубежное, классика или современность. Проблемы просто находят новую форму воплощения.

— Вот еще спектакль «Блэз». Он анонсируется как «Комедия в двух действиях в режиме online».

— Спектакль поставлен молодым режиссером и актером Александром Федоровым. Эту задумку он привез из Москвы. На сцене во время спектакля используются видеокамеры, которые одновременно транслируют происходящее на сцене, в зрительном зале и за кулисами. Все пространство игры видно из любой точки. В этом спектакле показана взаимосвязь сцены и зрителя. Необычный подход. Но об этом лучше поговорить с Сашей.

— Обязательно поговорим. Александр Федоров — достаточно молодой режиссер. А актерский состав театра такой же молодой?

— В нашей труппе 36 актеров, из них 26 — молодых — в основном выпускники Оренбургского государственного института искусств им. Л. и М. Ростроповичей. С творчеством Шукшина мы с ребятами знакомимся еще со студенческой скамьи. Одним из дипломных спектаклей у нас была постановка «Деревенские истории» по рассказам Василия Макаровича. С ним мы побывали на Международном фестивале «Истрополитана» в Братиславе (Словакия). Студентам блестяще удалось представить европейскому зрителю героев Шукшина. Сейчас в нашем репертуаре живет спектакль «Милые люди». В основе — моя инсценировка рассказов Василия Шукшина. В этой постановке наряду с заслуженными мастерами сцены работают и молодое поколение труппы, и студенты 1-го курса кафедры актерского мастерства.

Театр или кино?

— Как вы относитесь к кино?

— Кино — это мертвый театр, а наш театр — живой. В любом случае, театр и кино никогда конкурировать не смогут. Это разные направления. Даже знаменитый английский режиссер Питер Брук говорил о театре, как о живом искусстве. Да, кинотеатры открываются, их много, но залы все равно полупустые, а у нас всегда аншлаги.

— Согласна. Скоро, наверное, в драмтеатр будет так же сложно попасть, как в Большой?

— В Большой театр сложно попасть, во-первых, из-за цен на билеты от 9 до 18 тысяч рублей. Такое удовольствие не каждый может позволить. К тому же, Москву ежедневно посещает около 3 миллионов человек, и определенная доля этих людей стремится посетить главный театр страны. Поэтому некоторые постановки у них записываются на видео и транслируются по телевидению.

— В Оренбург такая практика может прийти?

— Не могу сказать, придет ли это к нам. Но отмечу, что основа спектакля — это две составляющие. Философская подоплека и энергетика между сценой и зрительным залом. В кино, по телевидению и в Интернете такого не будет. Зритель — завершающий создатель театра. Артисты заряжают его.

— И напоследок давайте заглянем в будущее. Как изменится театр через много лет?

— Вспомним Сирию, Грецию, Кипр. В этих странах, ставших колыбелью театрального искусства, как достопримечательность —

развалины первых театров. Ведь города в те времена строили вокруг театров. Нет театра — город безликий. Театр необходим нам как воздух. Именно поэтому театр был, есть и будет всегда.

«Всех идей раскрывать

не буду»

Александр Федоров, режиссер:

— Мне захотелось создать на сцене настоящее реалити-шоу. В современном мире мы все живем в социальных сетях, наша жизнь прозрачна, каждый может при желании рассказать и показать, что с ним происходит и с такой же легкостью увидеть то, что случается с другими. В постановке «Блэз» мы сатирически высмеиваем пороки людей, которые многие из нас выставляют напоказ, в том числе и в Интернете. Есть категория людей, которым нравится, когда их обсуждают, и они продолжают играть на камеру. Так происходит и с персонажами пьесы. А главным героям Блэз и Мари не нравится этот фальшивый мир, они хотят сбежать в «джунгли», вот почему в конце спектакля телевизор «ломается».

Конечно, у нас нет таких технических возможностей, как в столичных театрах. Задумок было намного больше (планировалось, что будет больше камер, некоторые из них будут ездить по сцене), но в силу технических и финансовых сложностей, удалось реализовать лишь часть из них.

На репетиции в Большом театре мне очень понравилась технология «видео-мэппинг», при которой на объекты проецируется 3D-изображение. Она позволяет создать огонь на сцене. Это невероятное ощущение, когда в первом акте декорации загораются, а на протяжении второго акта они тлеют.

У меня много идей, которые хочется воплотить в Оренбургском театре. Сейчас я работаю над спектаклем по пьесе Мартина Макдонаха «Лейтенант с острова Инишмор». Есть задумки, как обыграть его в стиле Тарантино со стрельбой на сцене и т. д.

Но всех идей раскрывать не буду. В мае будет премьера, и вы все увидите сами!





Комментарии пользователей

правила

Оставьте ваш комментарий

  Вход   Регистрация

Партнеры